Previous Entry Share Next Entry
Создание ССО Украины. Digest 2.
corvinus_quint
Тем не менее, подготовка непосредственно бойцов ССО в 140-ом центре в самом конце 2015-го всё-таки стартовала:

17.12.2015 - "Украина начала готовить первый батальон Сил специальных операций - представитель Генштаба.
Украина "в одном из тренировочных центров» начала подготовку инструкторов и одного батальона сил специальных операций. Об этом в эфире Радио Свобода сообщил заместитель начальника главного управления военного сотрудничества и миротворческих операций Генштаба ВСУ Андрей Ординович."

Готовят ССОшников солдаты США и Литвы:








Пятого января 2016-го НГШ ВСУ Муженко назначил командующим КССО генерал-лейтенанта Игоря Лунева, до этого бывшего первым заместителем командующего ВДВ. Вторая кандидатура на пост командующего - Кривонос, после неудачи идеи с петицией к президенту, стал первым заместителем Лунева и немедленно начал по этому поводу перепалку с НГШ посредством СМИ:

"... Его заместителем будет назначен действующий начальник Управления специальных операций Генштаба Сергей Кривонос. Заметим, в поддержку Кривоноса развернулась беспрецедентная кампания общественной поддержки, "которая не имеет аналогов в украинской армии" ... Вообще-то начальник Генштаба Виктор Муженко хотел вообще отстранить Кривоноса от проекта ССО, но заявления общественности, военных, политических деятелей привели к тому, что в ситуацию вмешался президент, и Кривоноса сохранили. Вопрос теперь как удастся наладить взаимодействие. Будет непросто", - заметил Бутусов."

"НГШ ВСУ решил уничтожить ССО и выложил фото его командного состава в соцсетях."

"... полковник Кривонос заявил Муженко по открытой связи: " товарищ генерал, вы - предатель Украины!"

Сразу после своего назначения Лунев дал развёрнутое интервью:



в конце которого раскритиковал концепцию "Центра оборонных реформ", не называя, впрочем, конкретных имён.

Планы на 2016-й и 2017-й годы у Лунева следующие:

"На первом этапе создания ССО в течение 2016 военные части, которые войдут в ряды новых сил подчинят командованию ССО, на втором этапе, до 2017 года, будет проходить переподготовка сил по стандартам НАТО. Об этом рассказал в интервью «Радио Свобода» руководитель ССО Игорь Лунев. ... «На сегодняшний день концепция прошла все этапы согласования и утверждена приказом министра обороны Украины. ССО является отдельным видом сил. Сейчас идет работа над законом о Силах специальных операций. Сформировано командование ССО, которое будет непосредственно управлять военными частями, которые будут переданы силам спецопераций. В первую очередь это боевые части, а также части информационно-психологических операций », - подчеркнул командующий ССО. ... Как рассказал командующий Сил спецопераций, на первом этапе, в течение 2016 года, военные части специального назначения будут подчинены командованию ССО. В этом же году будут созданы воинские части управления, обслуживания и охраны. «Один из ключевых вопросов - создание Центра специальных операций. Решение о его создании уже принято, определено место дислокации, утверждено штатное расписание специалистов », - сообщил Лунев. Также он заявил: «Мы изучали практику западных партнеров, нам помогали представители офиса НАТО. Просто сейчас на базе воинской части специального назначения в Хмельницком проходят обучение будущие инструкторы для этого центра. Также с привлечением инструкторов НАТО готовятся отдельные маленькие подразделения - группы спецназа. Инструкторами центра стали военнослужащие, имеющие боевой опыт в зоне АТО и понимающие, что они хотят получить от специалистов НАТО».
Комментируя второй этап, Лунев сообщил, что к концу 2017 года года планируется усовершенствовать подготовку всех частей по стандартам НАТО. В частности, предстоит синхронизация украинских подразделений с аналогичными подразделениями НАТО. Запланированы совместные учения с западными коллегами. «Задача создания ССО для нашей страны новая. ССО выполняют не только разведывательные задачи, но также, например, информационные - нам нужен ресурс, мы должны работать с информацией, пиаром и тому подобным. На этом этапе внимание планируется уделить техническому оснащению воинских частей - в этом нам готовы помогать западные партнеры. Речь идет о средствах связи, навигации, доставки и эвакуации. ... Структура подготовки предусматривает два направления. Боевые действия или война, как это ни называй, продолжаются, и армия пополняется за счет мобилизации. Поэтому чтобы изменить тех, кто демобилизуется, призванные будут в этом центре проходить двухмесячный курс подготовки и пополнять существующие подразделения. Но это не главное направление, параллельно мы будем отбирать из армии тех контрактников, кто отвечает наработанным критериям, имеет боевой опыт не менее года. Для таких военнослужащих мы готовим учебный курс на полгода. ... Когда планируется завершить реформу Сил спецопераций? - Конечный срок - 2020."

Таким образом, речь теперь идёт уже не об отдельном роде, а об отдельном виде вооружённых сил.

Между тем боевые части ССО тоже не сидят без дела. В мае 2015-го у города Счастье бойцы ССО устроили засаду на "ДРГ противника":



Как сообщается, на голову разбитый противник бежал, и бежал так стремительно, что оставил на поле боя несколько РПО "Шмель", причём прямо в деревянных ящиках-укупорках. При этом в видео утверждается, что "Шмель" на территории современной Украины никогда не производился, что скорее всего правда, и это, соответственно, свидетельствует о безусловном российском происхождении огнемётов - что сомнительно.

Второго января 2016-го года в селе Ольховое Силами специальных операций Украины был уничтожен вражеский Wi-Fi роутер:

"Вооруженные Силы Украины усиливают противодействие негативному информационному воздействию со стороны Российской Федерации.
Так, на днях специалисты Сил специальных операций Вооруженных Сил Украины ликвидировали один из каналов информационного воздействия, который был установлен в населенном пункте Ольховое, Станично-Луганского района Луганской области. Во время проверки оперативной информации, военнослужащие отдела специальных операций штаба АТО обнаружили на водонапорной башне, расположенной на территории общеобразовательной школы, приемно-передающую антенну, а в помещении школы - электронное устройство с подключением к нему блоком питания. По предварительной оценке специалистов, эти приборы использовались незаконными вооруженными формированиями так называемой «ЛНР» для доступа к сети Интернет и сбора информации с электронных устройств украинских военнослужащих и местных жителей. Кроме того, в радиусе действия устройства пользователям сети Интернет были заблокированы каналы доступа к информационным ресурсам Украины, что только усиливало влияние российской пропаганды на население Вильхового, который расположен в «серой зоне» АТО. Обнаруженные приборы были демонтированы и переданы следователю Станично-Луганского райотдела полиции Главного управления Национальной полиции в Луганской области, с целью проведения экспертизы и тому подобного. Как сообщает Пресс-центр штаба АТО, подобные устройства обнаружены практически вдоль всей линии разграничения, в частности через каждые 4 км. Местные жители и личный состав подразделений сил АТО, дислоцирующихся вблизи, благодаря этим передатчикам получали доступ к сети Интернет, становясь объектом информационного воздействия противника."

Итоги и прогнозы.

Прежде всего бросается в глаза общая зацикленность, другого слова и не подобрать, на "информационно-психологических операциях". Кто бы не говорил и не писал о украинских ССО, эксперты, бывшие или действующие военнослужащие, каких бы противоположных взглядов эти люди не придерживались, тема ИПСО звучит у них всех общим рефреном. Можно только догадываться, почему именно "информационно-психологические операции" ставятся в главу угла, и почему их настойчиво привязывают к ССО, а не создают под них, скажем, отдельное управление в Генштабе. Мне кажется, что здесь сливаются фактор слепого копирования американского SOCOM'а (имеющего, как известно, в своём составе PSYOP-подразделение численностью в тысячу человек) и подхваченная украинцами опять же у западных товарищей модная погремушка "гибридной войны" и, соответственно, важности "ИПСО" - во-первых, это очень льстит самомнению влиятельных сейчас на Украине представителей "четвёртой власти" - независимых экспертов, журналистов и блоггеров, собственно, и освещающих создание ССО, во-вторых, взрывать роутеры и писать в твиттер гораздо безопаснее и дешевле, чем, скажем, заниматься созданием партизанского сопротивления непосредственно "в поле", в тылу противника. Всё это на Украине началось не сейчас, так, ещё в 2004-ом году был сформирован 72-й центр ИПСО ВМС, но только сейчас упоминания "ИПСО" в прессе приняли массовый характер, причём всегда именно в связи с ССО. Возникает впечатление, что украинцы уверены, будто бы российская пропаганда "в твіттері і інших соціальних мережах" и была истинной причиной гражданской войны, и теперь аналогичной про-украинской пропагандой можно легко и быстро вернуть лояльность жителей Юго-Востока (чего Киеву не удалось добиться всё время существования независимой Украины).

Несколько характерных отрывков из характерных статей:

"Гибридная война: силы спецопераций и социальные сети.
В контексте гибридных технологий ведения современных военных противостояний особое значение имеют так называемые силы специальных операций (далее - ССО) и специфика их коммуникационного обеспечения, в том числе с помощью социальных онлайн-сетей. ... Анализируя типичные функции отдельных подразделений и командования ССО, следует сделать вывод: один из ведущих компонентов в их деятельности - работа с социальными онлайн-сетями, которые являются фактически специфическим полем боя и источником для сбора разведывательной информации."

"Эксперт указал на существование существенных различий между ССО и подразделениями специального назначения. "У нас часто все это находится в одной корзине. На самом деле, это не так. Основная задача сил специального назначения, в простонародье спецназ, это ведение специальной разведки, которая предусматривает получение информации. Причем, это занимает 70% от объема работы. Это проведение специальных мероприятий, которые предусматривают засады, налеты, диверсии, акты саботажа. Это все направлено либо на уничтожение противника, либо на получение источников информации, а также организации движения сопротивления. Это все - специальная разведка, спецназ ", - отметил Тарасюк. В структуру ССО тоже обязательно входит подразделение специального назначения, но оно составляет "10% от всего объема того наполнения, которое должно быть в силах специальных операций". "Силы специальных операций, в первую очередь, создаются для того, чтобы бороться за умы и сердца людей. Не столько уничтожать противника и его инфраструктуру, сколько бороться за умы и сердца людей", - подчеркнул он. В то же время, эта борьба и принятия решений должны базироваться на информации, которая приобретается "как военными подразделениями, так и специальными органами государства, не обязательно военными формированиями". "Методами Первой и Второй мировой войны на сегодняшний день воевать нельзя. Даже 10 лет назад поток информации был в десятки раз меньше, чем сегодня. Уже сегодня надо бороться за то, чтобы информация, которая доносится до наших граждан не только на переднем крае и на временно оккупированной территории, но и к тем, которые находятся здесь, была полностью заточена под интересы государства. И это также специальные операции ", - отметил Тарасюк."

"... Эта война между Россией и Украиной началась не год назад, она идет уже давно — в информационном пространстве, просто Украина старалась не замечать ее. Жителей Крыма и востока Украины, да и своих собственных граждан, РФ готовила к этой войне долго, создавая на экранах и в сознании людей идеальный образ справедливой и величественной России, а заодно постепенно взращивая в их сердцах отвращение ко всему украинскому. ... Лживым российским СМИ россияне в основной своей массе поверили. Поверили им и крымчане, и дончане и луганчане, которые привыкли смотреть только российское ТВ. Теперь уже не секрет, что мы имеем дело с тщательно спланированной, хорошо подготовленной и безупречно выполненной спецоперацией. Украинские военные эксперты, выступая перед общественностью, неоднократно подчеркивали, что нам следует изменить подходы к ведению войны на востоке Украины. Хватит воевать устаревшими методами, нам нужен армейский спецназ, который смог бы работать в тылу врага, нам необходимы аналитики, специалисты по разработке спецопераций. Мол, ракеты когда еще появятся, а люди у нас уже есть. Их нужно только тщательно отобрать и обучить. ... Сергей Кривонос, начальник Управления специальных операций Генштаба: «Задача сил спецопераций — это не столько силовые действия, сколько борьба за сердца и умы местного населения, и не только в зоне АТО, но и по всей Украине. Действия сепаратистов и армейцев РФ полностью копируют концепцию сил специальных операций, которая была отработана американскими вооруженными силами. Практически ничего нового они не внесли. Так почему бы и нам не использовать этот опыт? Трудно придумать новую модель, ведь мы ограничены и временем, и деньгами. А эта модель уже зарекомендовала себя наилучшим образом. У нас нет времени на разговоры и споры, надо действовать»."

"Офицер Сил специальных операций: «Наша главная задача - деморализация врага»
... В их состав входят как «боевики» - высококвалифицированный армейский спецназ из 140-го центра специальных операций, так и подразделение ИПСО - информационно-психологических специальных операций. То есть неких, по их определению, «военных политтехнологов», которые работают над тем, чтобы деморализовать психологическое состояние врага и принудить его к поражению. Но также работают с гражданским населением, готовят почву для специальных операций и занимаются военной аналитикой. Учитывая так называемое перемирие на фронте, именно сейчас для этих ребят начинается горячая фаза боевых действий.

...

Расскажите о сущности работы ИПСОА.
- Наша основная задача - деморализация личного состава врага, сейчас - незаконных вооруженных формирований сепаратистов. Главный канал налаживания связей и установления контактов с информаторами - социальные сети. Находясь по эту сторону фронта, это вполне логично. В свою очередь, главным каналом связи в соцсетях для нас был и есть Twitter. Основным методом и был, и до сих пор является распространение выгодных нам слухов среди врагов. Итак, приезжаешь и сначала первые две-три недели изучаешь местность и реакцию людей на тебя. А местное население сразу узнает новеньких, приезжих. Не верьте, что нам легко работать, мол, нет языкового барьера. Все нюансы, например говор, диалект, произношение, внешний вид, сразу заметны и очень важны в нашей работе. Поэтому просто устанавливаешь контакты, например, через центры для переселенцев. И дальше мы должны сделать, чтобы через наши контакты, вольно или невольно, люди перенесли нужную нам информацию на ту сторону. Чтобы посеять там или панику, или деморализацию личного состава, принудить их к дезертирству и побегу, вызвать недоверие к собственному руководству, чтобы не выполнялись приказы их командования. То же, что они так хорошо делали свое время с нашими бойцами. Надо отдать им должное: наши враги-коллеги работают довольно неплохо, у них больше финансовых и организационных ресурсов, их постоянно поддерживает Россия. А у нас, наоборот, поиск ресурсов для работы занимает львиную долю времени. Например, напечатать что-то для распространения на оккупированной территории, создание качественных роликов и видеоматериалов и тому подобное. Самое важное в нашей работе - четко выделить и узнать о какой-то ситуации, на которую мы можем реально повлиять. И здесь, и там. Мы влияем через своих агентов, распространяем слухи, статьи через журналистов и лидеров общественного мнения, которые читают и на нашей, и на их стороне. Кстати, нельзя не признать, что довольно трудно работать с нашими, украинскими журналистами. Ведь все они прежде всего хотят сенсацию, а не послужить своей стране, распространив нужную информацию в нужной форме.

...

Расскажите, пожалуйста, о ваших боевых операциях. Из того, что можно.
- Как-то в плен попал российский кадровый сержант, это было в прошлом году. Нам удалось получить от СБУ и нашего руководства разрешение на работу с ним. Решили испытать на сержанте информационно-психологические методы давления. Начали обрабатывать его в том ключе, что, мол, зачем ты сюда пришел, посмотри, что ты и твои соратники натворили, без тебя было лучше, чем теперь людям жить и тому подобное. Параллельно «пробили» все его контакты через социальные сети, которые он нам добровольно предоставил, вышли на родственников, подружек, друзей. С его согласия, от его же имени объявили, что, мол, я в Украине. Затем выложили информацию, чтобы начать подводить к тому, как здесь сложно, дальше - что попал в плен. Тогда поехали с ним в Славянск, сели в обычном кафе и спокойно, по-человечески поговорили на камеру. Он при этом курил, пил кофе и честно все рассказывал: как командование их обмануло, сказав, что они едут на учебу, а они поехали на войну, здесь нет никакой гражданской войны. Рассказал, что в них забрали все мобильные телефоны, никаких ориентиров, он был не в курсе, куда именно уходит. Ролик с разговором выложили в интернете и начали разгонять. То есть набивали ему цену для обмена на наших пленных. А еще договорились с мамой, чтобы приехала за ним из России в Украину и на камеру все рассказала. Даже согласовали с одним из российских оппозиционных телеканалов, чтобы он сделал прямой телемост, когда мы маму с сыном выводить. Но все пошло по другому сценарию, сержанта все-таки забрали его у нас и самостоятельно на кого-то выменяли. И этот сержант исчез - его просто не стало. Все социальные сети были подчищенные, мать и родственники на связь больше не выходили. На 100% сказать не могу, но по нашей проверке в ​​живых этого человека больше нет.

...

Был еще случай в январе этого года, как раз во время ожесточенных боев в Донецком аэропорту, когда мы задержали батальонно-тактическую группу российских войск под Горловкой, которая уже готова была атаковать Дзержинск, а ВСУ почти нечего было противопоставить ей. И мы смогли через свою агентуру в среде сепаратистов запустить слухи, которые дошли до руководства этой российской БТГР, что в «укров» прямо у села, где они стояли, дивизион «Смерч» и, как только они попытаются двигаться, она сразу всем устроит братскую могилу. И более трех суток россияне верили и не рыпались.

(Видимо два последних абзаца нужно рассматривать как буквальный пример того, о чём писалось во втором - "распространяем слухи, статьи через журналистов" - прим. моё)

Были ли у вас потери за время АТО?
- В ИПСО, к счастью, нет. Мы все работаем под прикрытием.

Готовы, если вам предоставят такое право, работать за рубежом, например в России? Скажем, задержать и привести для суда в Украине беглецов вроде Януковича или какого-то Моторолу.
- Конечно. Дайте нам больше ресурсов и полномочий - и мы готовы хоть завтра. Тем более что мы хорошо изучили наших врагов, их, кстати, не намного больше, чем нас в количественном выражении. Знаем их методы работы, изучили в год. Поэтому вполне можем вести эффективную работу там. Поверьте, мы никому ничего не забудем. Как только отобьем назад Донецк и Луганск, всем, кто убивал наших военных, будет плохо, гарантирую. Нужно, чтобы была политическая воля и четкий приказ."

В отдельных случаях эта постановка "информационно-психологических" вопросов во главу угла принимает совсем уж гротескные формы:

"... разрешите мне рассказать вам о том, что же такое ССО. Я расскажу вам это на примере другого человека – это Евгений Поддубный. Он главный военный корреспондент ВГТРК, его сюжеты из Сирии и Донбасса есть в каждом выпуске "Киселева". Недавно Путин наградил его орденом Александра Невского. Лично для меня он является символом главного оружия, которое применила против нас Россия - информационного. И с очень большой вероятностью он является сотрудником сил специальных операций Российской Федерации. Посмотрите его сюжеты из Дебальцево и Углегорска и вы поймете, что он делает свою работу очень хорошо. ... Сергей Кривонос смог лично в этом убедиться, когда в начале войны они захватили российских "журналистов". Компетенции, которых выходили далеко за грани СМИ. Работу российских "СМИ" хорошо иллюстрирует другой случай с "журналистами", захваченными во время славянской кампании. Кроме камер, микрофонов и прочего гамбуза у "журналистов" были ПЗРК. Этот случай был во всех СМИ. И если вы подумали, что они не были настоящими журналистами – то зря. Просто они умели и писать сюжеты, и сбивать наши вертолеты в перерывах. Вот и все."

И всё-таки не стоит недооценивать создающуюся на Украине структуру. Не смотря на любовь украинцев к пиару и постановкам/"информационно-психологическим операциям", а также нескончаемую санта-барбару в штабах, не следует забывать, что финансированием, тренировкой, да и в общем-то, созданием украинских ССО занимается непосредственно НАТО, а это значит, что создающаяся структура будет создана быстрее и при этом будет эффективнее, чем если бы она создавалась Украиной самостоятельно - изначально она и создавалась Украиной самостоятельно, с известным отсутствием результатов.

В сухом остатке на начало 2016-го года есть Командование ССО, состоящее из 140-го Центра специальных операций и подразделения ИПСО. В этом году в состав ССО должны войти как минимум оба полка спецназа, возможно с неким их переформированием, но, так как речь теперь уже идёт об отдельном виде войск, мне представляется весьма вероятным, что ССО получат также воздушную компоненту в виде по крайней мере нескольких эскадрилий транспортных вертолётов и самолётов, и морскую компоненту в виде по крайней мере 73-го центра СО. В итоге ССО Украины будут представлять из себя наиболее логичную для пост-советского государства структуру - отдельный род (вид) войск, подчиняющийся непосредственно генштабу, куда собран весь бывший спецназ ГРУ, доставшийся от СССР.




?

Log in

No account? Create an account